Д.Ю. Ревякин, А.Л. Прохорычев

Черный вторник российской культуры

 

Министр культуры В. Мединский в сопровождении свиты быстро вошел в театр им. Е. Вахтангова на коллегию своего министерства и первое, что он услышал, было: Господин министр! Остановите разрушение общественного Музея Николая Рериха!. Министр от неожиданности съежился и, не обращая ни малейшего внимания на неприятный призыв, торопливо проследовал дальше. Вот собственно и все, что удалось донести до высокого начальника, курирующего российскую культуру, сторонникам общественного музея в Малом Знаменском переулке. Блокированная клерками министерства культуры общественность, так и не пробилась в зал заседаний, где решалась судьба негосударственного рериховского музея. Вторник шестнадцатого февраля сего года, поистине войдет в историю как черный день российской культуры.

Министру культуры РФ с лихвой хватило чуть больше получаса для вынесения на коллегии своего министерства расстрельного приговора общественному Музею имени Н.К. Рериха. Министр куда-то спешил, поэтому вопрос о будущем культурной жемчужины в центре столицы решался деловито быстро, без прений и иных точек зрения, в промежутке между бурным обсуждением показателей финансовой эффективности учреждений культуры и долгожданным перерывом на кофе-брейк. Какие уж тут тонкости и нюансы, какая уж там воля последнего из Рерихов?! Руководство минкульта, как говорят в определенных кругах решило вопрос без всяких дебатов и идейных отклонений коллегии в кратчайшие так сказать сроки. Время, как модно нынче говорить в ведомстве Мединского, деньги, да еще и какие! Речь ведь идет об экспроприации культурных ценностей на миллиарды. А уж бизнесмены в прошлом  В. Мединский и его первый зам. В. Аристархов деньги считать, как говорится, прекрасно  умеют. Благо от волеизъявления господина Мединского и его команды зависит далеко не все. Есть вещи и ему совершенно неподвластные. Например, воля Святослава Николаевича Рериха, основателя общественного музея, писавшего о недопустимости подчинения Центра минкульту и уж тем более Музею Востока[1]. Поэтому министру ничего другого не оставалось, кроме как ее проигнорировать.

    Онлайн-трансляция заседания была представлена на официальном сайте минкульта, что должно было создать у общественности уверенность в готовности государства к открытой дискуссии о судьбе Международного Центра Рерихов и его общественного музея. Но тон, содержание выступлений и окончательный вердикт казнить, нельзя помиловать разбили эту иллюзию в пух и прах. Помимо специалистов из Музея Востока в разоблачении антикультурной деятельности МЦР особо отличились заместитель директора муниципального питерского музея семьи Рерихов г-н В. Мельников, а также глава так называемого национального рериховского комитета А.П. Лосюков. Как известно, глава этого комитета стал самой настоящей находкой для министерства культуры. А.П. Лосюков с высокой трибуны предложил привлечь к скорейшему решению вопроса по МЦР правоохранительные (!) органы. Но больше всех, пожалуй, своим красноречием перед министром блеснул В. Мельников, который потребовал наконец-то прорвать плотину МЦР, скрывающую по его убеждению, наследие Рерихов от его истинных исследователей. Главный подрывник не подумал о том, что грязный селевой поток, который обычно образуется в таких случаях, грозит похоронить под собой все отечественное рериховедение. Нарушение высшей воли еще ни для кого не проходило бесследно. Не стоит далее приводить здесь все высказывания сторонников экспроприации, т.к. большинство из них находятся за гранью приличия и морали.

Всю срамоту откровенного гоп-стопа, устроенного в российском музейном сообществе ведомством В. Мединского не смогло прикрыть ни наличие на коллегии респектабельных министерских мужей и дам, директоров крупных столичных музеев, театров и других культурных учреждений, ни письменное добро на сей произвол со стороны главного музейщика страны М.Б. Пиотровского. Вся четверть вековая деятельность международного рериховского Центра на ниве отечественной культуры, уместилась на коллегии в несколько нелепых и недостойных фраз, прозвучавших на фоне неприкрытого восхваления идеи огосударствления наследия Рерихов, хранящегося там.

Так и хочется спросить современных государственных геростратов, что же помешало этому самому государству в свое время выполнить волю Ю.Н. Рериха, подарившего государству более 400 полотен своего отца, по созданию отдельного музея в Москве или Ленинграде с филиалом на Алтае? Почему они ничего не предприняли для спасения разграбленного наследия Ю.Н. Рериха из его московской квартиры? Что же им помешало создать в этой квартире государственный мемориальный музей?! Что помешало осуществить в столице, еще в начале 1980-х гг. музей Н.К. Рериха на базе дара К. Кэмпбелл во исполнение желания С.Н. Рериха?! Что помешало музеефицировать мемориальную квартиру Н.К. Рериха в Санкт-Петеребурге на Мойке или, наконец, дом, где художник родился? Ответим-крайняя степень безразличия к этой теме. За последние двадцать пять лет новейшей истории России государственные мужи и жены, за редким исключением, ничего толком не сделали для сохранения и популяризации творчества великого сына своей страны. Зато с завидной периодичностью, с высоких государственных трибун и министерских кабинетов, с экранов телевизоров и полос газет из уст отдельных церковных служителей, псевдоученых и сомнительных журналистов летят всевозможные небылицы о творчестве Рерихов, представляющие в ложном свете их подвиг на благо культуры России, их волю касаемо судьбы их наследия, переданного на родину. Голос в защиту великих соотечественников поднимало не министерство культуры и не музей Востока. Это делал и продолжает делать Международный Центр Рерихов. Именно, в залах общественного Музея, а не в государственных экспозициях нашла свое отражение философия Живой Этики. Ни в одной цивилизованной демократической стране мира происходящее сейчас с Домом Рериха на Волхонке попросту было бы немыслимо. Удивительно, что у государственных чиновников и музейщиков не нашлось другого здания в столице для создания государственного музея, кроме отреставрированной за средства общественности и за ее же средства укомплектованной самым современным музейным оборудованием старинной усадьбы Лопухиных в центре Москвы. Прийти на все готовое, предварительно выбросив на улицу общественный музей-это уже за гранью морали. Это к культуре не имеет никакого отношения. Это уже из другого сюжета, криминального.

Канал Культура поспешил похоронить МЦР и на всю страну объявил, что общественный Музей Н.К. Рериха уже стал филиалом Музея Востока. Как бы не так! Директор данного музея А. Седов в своем интервью этому каналу вообще изрек смешные вещи, дескать, общественный музей и его экспозиция - позавчерашний день. Стоит только пожалеть директора федерального музея, в стенах которого регулировка температурно-влажностного режима, например, осуществляется простым открытие форточки И это, не где-то там, а в залах с картинами Николая и Святослава Рерихов! Если уж и вправду сравнивать музейное оснащение и экспозицию общественного Музея и Музея Востока, то у общественного точно - день завтрашний. 

Абсурд ситуации заключается в том, что благородная на первый взгляд идея минкульта о создании государственного музея Н.К. Рериха с федеральным статусом базируется на насильственном умерщвлении успешно работающего общественного музея с последующим изъятием его фондов в государственную казну. То, что государство съесть не сможет, будет, скорее всего просто выброшено на улицу из старинного особняка Лопухиных вместе с несговорчивым коллективом. А ведь речь идет не много ни мало о сотнях рериховских полотен и других бесценных раритетах семьи Рерихов, включая большой архив, библиотеку и богатейшую коллекцию картин художников-космистов. И это на фоне крайне невнятной концепции будущего государственного учреждения, скудость и убогость которой заставляет содрогнуться поклонников творчества Н.К. Рериха как говорится от Москвы до самых до окраин.[2] Выселение Международного Центра Рерихов и разгром общественного музея, по мнению инициаторов этого гоп-стопа являются поистине достойным подарком к 90-летнему юбилею исполнителя завещания С.Н. Рериха, его доверенного лица, ученого-индолога  Л.В. Шапошниковой, сделавшей для отечественной культуры гораздо больше чем министерские бонзы все вместе взятые[3].

Откровенно рейдерские действиям министерства культуры возмущены десятки рериховских организаций. Искренне хочется поблагодарить от лица коллектива Международного Центра Рерихов, оказавшегося на осадном положении, всех, кто протянул руку помощи детищу С.Н. Рериха в его трудный час! Письма протеста в российское правительство спешно направили тысячи рериховцев России и Казахстана, Беларуссии и Украины, Болгарии и Германии, Эстонии и Латвии, Канады и Финляндии, Молдовы, Киргизии и Узбекистана. По всему миру звучит сейчас тревожный набат: Не допустим разрушения общественного Музея имени Н.К. Рериха!. И да будет так!

Alea jacta est[4]. Ubi concordia, ibi victoria[5]!

 

17 февраля 2016г.

             


 

[1] Рерих С.Н. Медлить нельзя!: [Письмо Р.Б. Рыбакову от 3 июля 1989 г.] // Советская культура. 1989. 29 июля.

[2] Подробнее о концепции государственного музея семьи Рерихов филиала ГМВ см. статью Д.Ю. Ревякина, А.Л. Прохорычева. Пальмира в центре столицы. http://www.icr.su/rus/protection/heritage/museum/collegium/revyakin-prohorychev.php

[3] 26 июля 2016г. исполняется 90 лет со дня рождения Л.В. Шапошниковой.

[4] Alea jacta est (лат.) -Жребий брошен (назад дороги нет).

[5] Ubi concordia, ibi victoria (лат.)- Где согласие там победа.