http://www.icr.su/rus/protection/heritage/museum/public-chamb/obshchestvennaya-ekspertiza-msro.php

 

Заключение общественной экспертизы по проекту
О создании при поддержке государства
Российской общественной организации по сохранению
и изучению наследия семьи Рерихов

 

Настоящее Заключение составлено по итогам общественной экспертизы проекта О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению наследия семьи Рерихов (Проект), разработанного под руководством А.П. Лосюкова и распространенного среди общественных организаций Рериховского движения. До сих пор обсуждение Проекта носило закрытый характер. Между тем, содержание его напрямую касается жизненно важных интересов всех участников Рериховского движения и не может не вызывать озабоченности. Ввиду этого обстоятельства Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха (Совет) счел необходимым выразить свое отношение к Проекту и провести общественную экспертизу его контента.

Цитируемые положения Проекта выделены в Заключении общественной экспертизы кавычками.

I. Первый раздел Обоснование целесообразности создания новой организации (рабочий вариант Российская общественная организация Наследие Рерихов, сокращ. РОНР) представлен в Проекте в форме краткой исторической справки о судьбе наследия Рерихов в советской и постсоветской России. Авторы упоминают 1990 год, когда С.Н. Рерих передал принадлежавшую ему часть наследия семьи Рерихов общественной организации Советскому Фонду Рерихов (СФР), который, в связи с распадом СССР, был переименован в Международный Центр Рерихов (МЦР). При этом авторы Проекта целиком изменили вектор мысли С.Н. Рериха, касающейся целостности его коллекции, и рассматривают возможность объединения коллекции Святослава Николаевича путем передачи государству той ее части, которая хранится в МЦР.

Коллекция, переданная С.Н. Рерихом Международному Центру Рерихов, изначально по воле дарителя должна была иметь статус наследия, входящего в негосударственную часть Музейного фонда РФ. Вопреки волеизъявлению С.Н. Рериха, Министерство культуры передало часть коллекции С.Н. Рериха, завещанную МЦР, а именно, 288 картин, музею Востока, где они в 1993 году были переведены с временного на постоянное хранение. Позднее Министерство культуры приказом № 633 от 13 сентября 1999 года включило вышеупомянутую часть коллекции в состав музейного фонда Государственного музея Востока. Так коллекция С.Н. Рериха, принадлежащая МЦР, была разделена Министерством культуры, и замысел С.Н. Рериха о целостности передаваемого им наследия, который призван был реализовать МЦР как общественная организация, оказался нарушен. Таковы факты, построенные на основе документов. Однако авторы Проекта подают эти факты столь произвольно, что подводят к выводам о возможности объединения наследия Рерихов, находящегося в ГМВ и Центре-Музее только на основе огосударствления коллекции и архива МЦР.

Касаясь вопроса о правомерности владения МЦР коллекцией картин, переданных С.Н. Рерихом, авторами Проекта ставится под сомнение волеизъявление С.Н. Рериха, выраженное в Завещательном распоряжении дарителя. Это сомнение включается авторами в аргумент, обосновывающий правомерность судебных решений, не признающих права МЦР на владение наследием Рерихов. Предложенные в Проекте аргументации позволяют его авторам утверждать справедливость притязаний Министерства культуры на наследие, хранящееся в общественном Музее имени Н.К. Рериха.

Говоря об актуальности наследия Рерихов в России и мире, авторы Проекта рассматривают, прежде всего, Пакт Рериха и концепцию Мир через культуру, отмечая большую востребованность гуманитарных идей Николая Константиновича. При этом основной акцент делается на целесообразность использования идей Пакта Рериха в международной политике. Проект отмечает: Все эти идеи прекрасно воспринимаются как на Востоке, так и на Западе и могут стать мощным инструментом поддержки российской политики мягкой силы. Очевидно, что авторы Проекта политизируют идеи Пакта, сужают его духовный потенциал и дискредитируют его исключительно культурную направленность.

Следующий тезис Проекта касается условий передачи наследия в Россию (технических, территориальных и т.д.), выдвинутых в свое время перед советским правительством С.Н. Рерихом. При этом в данном перечне не упоминается главное условие общественный статус Музея. Такая акцентуация выглядит, по меньшей мере, забывчивостью, а, по сути, представляет собой идейный подлог. Общественный статус создаваемого Советского Фонда Рерихов был закреплен Постановлением Совмина СССР о Советского Фонде Рерихов и Центре-музее имени Н.К.Рериха от 4 ноября 1989 г. № 950. В Постановлении, в частности, говорится: 1. Одобрительно отнестись к предложению о создании советского Фонда Рерихов. При этом имеется в виду, что деятельность этой общественной организации (выделено Советом) обеспечивается за счет добровольных взносов советских государственных и общественных организаций, кооперативов, граждан, поступлений от зарубежных организаций и отдельных лиц в виде денежных средств, материальных и иных культурных ценностей.

Авторы Проекта выражают озабоченность противостоянием Министерства культуры РФ Международному Центру Рерихов. Было бы справедливо, однако, со стороны авторов указать главную причину такого противостояния: Министерство культуры последовательно, на протяжении более двух десятилетий, предпринимает действия, направленные на изъятие наследия из МЦР и разрушение его общественного Музея. Но это обстоятельство замалчивается.

Для преодоления противостояния Министерства культуры и ГМВ Международному Центру Рерихов авторы предлагают компромиссное решение. Со ссылкой на рекомендации, полученные от Министерства культуры РФ, в Проекте формулируется следующее предложение: При поддержке государства создается новая общественная организация на базе существующего ныне при МЦР общественного музея им. Н.К. Рериха, где будут собраны обе части наследия. Территориально организация разместится в избранном для этого С.Н. Рерихом комплексе, занимаемом ныне МЦР (Москва, Малый Знаменский переулок, 3/5). Это предложение, по мысли авторов, призвано решить все проблемы с наследием. Вот только возникает вопрос: как при этом учитывается воля С.Н. Рериха, не предусматривавшего компромиссов и половинчатых решений и до конца отстаивающего целостность своей коллекции на условиях владения ею Международным Центром Рерихов? Как при этом учитывается более чем двадцатипятилетняя деятельность Л.В. Шапошниковой по воплощению в жизнь замысла С.Н. Рериха? Свою Концепцию Центра-Музея Святослав Николаевич изложил в статье Медлить нельзя!. Он отметил, что подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. Центр это порождение нового времени, новых задач, и, видимо, необходимо учитывать опыт других организаций, возникших в Советском Союзе за последнее время, использовать этот ценный опыт во благо нового начинания.

Суть концепции Центра-Музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации.

Таким образом, очевидно, что воля С.Н. Рериха относительно судьбы его коллекции и его замысел по созданию Центра-Музея в Москве игнорируются авторами Проекта.

Нельзя не заметить, что Проект содержит угрозу в адрес Центра-Музея: в случае непродуктивных переговоров МЦР и Министерства культуры государство, скорее всего, реализует свое намерение изъять часть переданного С.Н. Рерихом наследия, и обеспечить условия для продолжения изучения и развития наследия в формате, обозначенном Л.В. Шапошниковой, вряд ли будет возможно. Тем самым, авторы Проекта заранее утверждают возможность насильственного изъятия собственности МЦР и обнажают свое подлинное отношение к деятельности Л.В. Шапошниковой, о которой писали с большим пиететом.

В заключение анализа первого раздела остановимся на характеристике Рериховского движения. Проецируя на рериховские организации ситуацию противостояния Министерства культуры Международному Центру Рерихов, авторы создают их одиозный образ. Инициаторы такого подхода далеки от общественной социальной практики и имеют лишь приблизительное представление о том, какими жизненными нитями связаны общественные организации с Центром-Музеем. Взгляду постороннего наблюдателя не могут быть ясны глубокие мотивы, связывающие тысячи людей России и мира, добровольно помогающих МЦР и вкладывающих в его деятельность свой творческий потенциал. Главной мотивацией участников Рериховского движения является искреннее желание строить страну Культуры (Н.К. Рерих) пространство которой ориентировано на духовно-нравственное преображение человека, общества, государств, и не может быть полем интеллектуальных игр и властных притязаний. Успешность работы в пространстве Культуры возможна только в условиях глубокого преображения внутреннего мира человека, к которому добровольно устремлены все, кому дорого наследие Рерихов. И участники Рериховского движения понимают, что это очень длительный, но единственно верный путь.

Считаем необходимым пояснить, что рериховские организации как часть государства и общества, реализуя свое конституционное право, не ставят целью противостоять государственным ведомствам. Существует немало примеров их плодотворного сотрудничества с государственными структурами и органами местного самоуправления. Эта многолетняя практика подтверждает возможность конструктивного диалога общественных организаций и государственной власти при двустороннем и равноправном соблюдении интересов.

II. Во втором разделе Проекта Базовые принципы создания Российской общественной организации Наследие Рерихов (РОНР) изложены основания, на которых покоится предлагаемое компромиссное решение. Последовательно рассмотрим их.

1. Первый принцип обозначен как выполнение воли Святослава Николаевича Рериха, изложенной им в ряде документов при передаче наследия в СССР. Ссылаясь на то, что в 1989 г. С.Н. Рерих создавал СФР с участием государственных структур (добавим, что по-другому в советское время быть и не могло), авторы Проекта предлагают повторить ушедший в далекое прошлое сценарий и в качестве учредителей РОНР выступить таким государственным ведомствам, как МИД, Министерство культуры, Правительство Москвы и в последнюю очередь общественным организациям, включая МЦР. Предлагаемый авторами принцип по существу игнорирует общественный подход и предлагает создание общественной организации преимущественно из содружества государственных министерств, что прямо противоречит как сути общественных объединений и волеизъявлению С.Н. Рериха, так и законодательству РФ. Основные законы, регламентирующие деятельность общественных организаций России это закон О некоммерческих организациях и закон Об общественных объединениях. В законе Об общественных объединениях в Ст. 19 говорится: Органы государственной власти и органы местного самоуправления не могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений. А Ст. 17 прямо указывает: Вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, не допускается.

Мы имеем и поучительный опыт воплощения в жизнь инициативы Д.С. Лихачева по созданию первого культурного фонда в России, который изложен в статье Не стать бы нам обкомом культуры. Дмитрий Сергеевич был избран председателем фонда и работал на общественных началах. В статье он рассказывает, как очень быстро чиновники завладели фондом: Чем дальше, тем больше. К тем немногим оплачиваемым секретарям добавились мои заместители, возглавляемые ими отделы со своими заведующими и их штатами, роскошные кабинеты, черные волги и пр., и пр., а главное заграничные командировки, в которые ездят, как правило, одни и те же лица Аппарат мой размещается в Москве, и мне для того, чтобы пробить у него то или иное постановление, необходимо преодолевать его компетентное сопротивление Оно всегда опирается на какую-нибудь компетентную же зацепку: этот вопрос надо согласовать, над этим подумать (т.е. отложить в долгий ящик), на это у нас нет денег, а иногда и погрубее: а какой нам с этого будет навар?. Навар этот стал для фонда бедствием огромного масштаба сравнительно с относительно небольшими выполняемыми фондом задачами. Такое впечатление, что фонд стал жить собственными интересами. Иными словами, он стал очередным самообслуживающим себя учреждением.

<> Мне-то казалось, что такая организация, как Фонд культуры, должна быть образцом культурного отношения к людям, которые туда обращаются, и взаимоотношений между сотрудниками в самом фонде. Ничего похожего. И это ощущают все приходящие в фонд. Обком культуры так почему-то называют фонд.

<> Самое неприятное, что в фонде никто ни за что лично не отвечает. <> Только несколько человек делают все сами и это те, кто работает в фонде на общественных началах.

2. Второй принцип, обозначенный в Проекте как принцип духовной преемственности философского наследия Рерихов, предполагает следующую метаморфозу: со ссылкой на вклад Л.В. Шапошниковой в создание Музея, авторы Проекта предлагают заменить высший совещательный орган МЦР на специальный совещательный орган Совет хранителей наследия Рерихов. Крайне аморфный статус предлагаемого Совета хранителей наводит на мысль: общественный контроль за состоянием наследия Рерихов становится формальностью, прикрытой авторитетом государственных и политических деятелей, представителей научной и культурной среды.

Кроме того, в Проекте оговаривается, что Л.В. Шапошникова посмертно занимает место Почетного Президента РОНР. Видимо, С.Н. Рериха авторы Проекта увольняют с поста Почетного Президента Международного Центра Рерихов вслед за его ликвидацией.

3. Третий постулат принцип общественно-государственного партнерства не получил конкретной проработки в Проекте и выглядит, как неопределенный сбалансированный симбиоз интересов общественности, науки и государственной власти, якобы призванный содействовать сохранению и изучению наследия Рерихов.

Понятие государственно-общественного партнерства как таковое до сих пор не имеет в России серьезного законодательного основания, а в форме общественно-государственной оно не подкреплено даже серьезной научной базой. В последнее время феномен государственно-общественного партнерства вытесняют понятия государственно-частное партнерство и социальное партнерство, работающие в основном в сфере труда, в области социально-экономической и политической практики. Деятельность же Международного Центра Рерихов и наследие семьи Рерихов, в первую очередь, находится в пространстве Культуры, понимаемой не как источник развлечения и отдыха, а как духовный феномен. Вот почему тенденция авторов Проекта рассматривать общественно-государственное партнерство в качестве средства решения проблем МЦР и наследия Рерихов является надуманным, взятым из области желаемого и не прошедшего в достаточной степени проверки социальной практикой.

4. Под четвертым принципом объединения сил и интересов многочисленных российских и зарубежных рериховских обществ, возможной координации их деятельности в интересах популяризации рериховского наследия авторы Проекта подразумевают тесное сотрудничество РОНР и МИД в целях поддержки деятельности РОНР со стороны зарубежных общественных организаций и соотечественников, проживающих за рубежом.

Очевидно, данный принцип странным образом перетолковывает сотрудничество общественных рериховских организаций в России и переносит функции загранпредставительств МИД на Рериховское движение. Такое нагромождение в теоретических построениях Проекта свидетельствует о его нежизненном характере.

5. Продекларированный пятый принцип объединения усилий рериховских обществ и имеющих в своих коллекциях работы Рерихов государственных музеев России (Русский музей, Эрмитаж, картинные галереи и музеи в различных городах России) как будто заранее постулирует авторитетность РОНР, ибо предполагает поддержку статусных учредителей. Но авторитет зарабатывается добрыми делами, не разрушающими полезных оснований, созданных предшественниками.

По сути, данный принцип решает не вопросы объединения и сотрудничества рериховских организаций, а использование выставочной деятельности РОНР в целях формирования позитивного миротворческого образа России через страны БРИКС, ШОС, т.е. речь вновь переводится в политическую плоскость.

III. В третьем разделе Проекта Основные функциональные структуры РОНР предлагается структура данной организации. В качестве центрального звена авторам Проекта видится Музей имени Н.К. Рериха, созданный Л.В. Шапошниковой, коллективом МЦР и российским народом. Беззастенчивая приватизация Музея таковы намерения авторов Проекта.

Выводы

Проведенный анализ содержания проекта О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению наследию семьи Рерихов позволяет сделать следующие выводы.

Проект игнорирует исторический опыт Рериховского движения, центром которого был и остается МЦР и его Музей имени Н.К. Рериха. Их общественный характер позволял и позволяет многочисленным российским и зарубежным рериховским организациям осуществлять свою деятельность, направленную на популяризацию художественного, философского и научного наследия семьи Рерихов, укрепление подлинно культурных оснований жизни и формирование одухотворенного облика молодого поколения.

Положения Проекта противоречат волеизъявлению С.Н. Рериха, согласно которому переданное им в 1990 г. в Россию наследие семьи Рерихов должно находиться исключительно в ведении международной общественной организации Международный Центр Рерихов.

Предложение создать на базе общественного Музея имени Н.К. Рериха новую Российскую общественную организацию Наследие Рерихов (РОНР), учредителями которой, как предполагается в Проекте, могут выступить МИД, Минкультуры и ГМВ, противоречит концепции Центра-Музея С.Н. Рериха, разрушает творческие достижения МЦР, осуществленные под руководством Л.В. Шапошниковой и нарушает законодательство РФ. Кроме того, подобный состав учредителей новой организации полностью исключает общественное начало и превращает Музей в госучреждение.

Проект привносит в концепцию Культуры Н.К. Рериха не свойственные ей политические мотивации, что дискредитирует идеи Пакта Рериха и вводит в заблуждение общественность.

В положениях содержится прямая угроза в адрес МЦР и общественности в случае непринятия Проекта.

Предлагаемый авторами Проекта принцип выполнения воли Святослава Николаевича Рериха предполагает не что иное, как огосударствление наследия семьи Рерихов, являющегося собственностью МЦР. Другие принципы Проекта, не опираясь на объективные основания, представляют собой не более чем попытки аргументировать захватническую суть, что лишает их созидательной социо-духовной практики.

Резюмируя вышесказанное, Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха считает, что проект О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению наследия семьи Рерихов представляется неконструктивным, антиобщественным, формирующим угрозу для дальнейшего развития МЦР и Рериховского движения. Совет предлагает искать возможности преодоления ситуации, сложившейся вокруг наследия Рерихов, путем конструктивных переговоров, признающих и учитывающих волю С.Н. Рериха, что сделало бы возможным полноценное развитие Центра-Музея в той форме, которую определил его инициатор и созданию которой была посвящена жизнь Л.В. Шапошниковой. Очевидно, что компромисс как половинчатое, не имеющее прочных оснований, решение, не приемлем.

Международный Совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха

24 сентября 2015 г.

Источник: