http://www.roerichs.com/wp-content/uploads/2016/07/43-1.pdf

Газета Содружество


2016

№1 (43), июнь 2016 г.

Защита есть форма сотрудничества

Из выступления Л.В. Шапошниковой на собрании рериховских организаций. Москва, МЦР, 12 октября 1997 г.

[] Отмечу несколько проблем, на которые мне хотелось бы обратить ваше внимание. Первое это новый этап нашей жизни. Этап, который связан со смертью старого и рождением нового МЦР. В чем это проявляется? Вы, наверное, все помните письмо Святослава Николаевича Рериха 1989 года Медлить нельзя, где приведены основные концептуальные положения. Вы помните, что Святослав Николаевич употреблял там название Центр-Музей. Тогда я удивлялась такому странному названию. Но в ходе работы, которую мы вели, и в тех достижениях, которые сейчас у нас есть и которыми нам предстоит воспользоваться, стала ясна концепция Центра-Музея.

Если раньше существовал МЦР со многими своими службами, а Музей был только частью этого организма, то теперь, в связи с открытием Большого Музея и полным экспонированием наследия, словно что-то перевернулось, и главным в этой новой фигуре стал Музей. Он вобрал и втянул в себя все. Это не значит, что нужно что-то отбрасывать, что-то создавать новое, отнюдь. Но нужно понять новую концептуальную идею. Музей стал не просто неотъемлемой частью (!) нашей работы. Если, предположим, мы когда-то могли без него обходиться, то теперь никто из нас обойтись без него не сможет. Музей стал действительно Центром не только здесь, в Москве, он становится Центром и в России.

Это новое состояние требует иного подхода к ряду вопросов, которые мы часто обсуждали... Какие это вопросы? Я остановлюсь на двух из них. Первый проблема сотрудничества. Это очень хорошо уметь сотрудничать. Большинство же рериховцев и людей, даже связанных с МЦР, этого не умеют. Каждый сам по себе. Каким образом можно ис- править это положение? Сотрудничество может идти только через работу и труд. Нет абстрактного сотрудничества. Никакими молитвами вы не вызовете сотрудничество, если не работаете и не трудитесь. Основа всех наших достижений, основа расширения нашего сознания труд. Ибо таков этот мир. Плотный физический мир мир рукотворчества, как пишут в Агни Йоге. Труд здесь стоит во главе угла всего нашего творчества, всех наших свершений, нашего совершенствования и продвижения всего нашего мира.

Можно говорить много о сотрудничестве, но это ничего не будет стоить, если не будет понимания, по каким конкретным направлениям мы можем сотрудничать. Все остальное будет чисто абстрактным. Мы каждый раз будем соглашаться: Хорошо сотрудничать прекрасная вещь, но на этом все и будет останавливаться. Мы можем выносить резолюции, и все снова останется на бумаге.

Я бы предложила сейчас два конкретных направления, которые могут послужить установлению сотрудничества и, в какой-то мере, быть платформой будущего объединения. Какие это направления? Первое. У нас проходят конференции, симпозиумы, собрания ведь одна из важнейших задач, кото- рые ставит перед нами Живая Этика, научное осмысление прошлого человеческого опыта, который является нам в разных формах познания окружающей действительности. Иногда бывают действительно хорошие, качественные доклады, и мы их слушаем. Но после конференции все распадается. Люди, приехавшие из разных мест, не поддерживают отношений между собой и обособленно существуют до следующей конференции.

В конечном счете, нам очень важно понимание того, что Агни Йога уже несет в себе синтез искусства, религии и науки. И наша задача состоит в том, чтобы этот синтез не разорвать. Например, если читающий Агни Йогу человек обладает невысоким уровнем сознания, то он вычленяет из этого синтеза то, что ему подходит. Именно поэтому иногда последователи Агни Йоги начинают заниматься религиозными делами в полном смысле этого слова, и возникает обвинение в сектанстве. Причем занимаются религиозными делами не в плане приверженности какой-то конкретной религии, какому-то учителю, а в том, что можно, перейдя каким-то образом рубикон труда, получить что-то это и оккультизм в плохом смысле слова, и всякого рода занятия, которые должны подтвердить, что ты что-то можешь, ты способен и ты избранный.

В Агни Йоге научная часть, искусство и религии все это слито воедино, и если мы вырываем что-то одно, то возникает искажение. Но время есть категория историческая, и в этом историческом времени стержнем синтеза может быть наука. Научная деятельность, которая началась именно в МЦР, должна развиваться и продолжаться, и именно научная деятельность есть одно из проявлений, одна из платформ нашего сотрудничества. В Москве еще очень мало ученых, которые занимаются непосредственно Живой Этикой спокойно и планомерно. В то же время по всей России, как мы наблюдаем на конференциях, разбросаны такие жемчужины, вкрапления драгоценных камешков людей, которые самостоятельно продвигаются в этом плане вперед. Это те, кто участвует в формировании нового планетарного мышления, в формировании новых подходов. Объединение этих людей, их сотрудничество сейчас чрезвычайно важно. Общие рассуждения, цитирование Живой Этики это не исследовательская работа, это попугайство. А вот людей, самостоятельно мыслящих, в нашем пространстве немного. Значит, надо сделать так, чтобы они получили возможность СО- ТРУДНИЧЕСТВА; надо сделать так, чтобы эти люди встречались чаще, чем они встречаются сейчас. Это одно.

Второе. Мы знаем, что нам все время кто-то создает препятствия в работе: церковь, государство, отдельные ведомства и пр. Такие обстоятельства обусловлены тем, что все новое пробивает себе путь в различных трудностях. Но здесь есть своя специфика: в стране идет попытка сформировать все ту же, знакомую нам по советским временам, тоталитарную идеологию, но уже под знаменем православной конфессии, не православия, как религии, а православной конфессии церкви. И это очень опасно. В этой ситуации все, что связано с истинным рериховским движением, истинным восприятием рериховских идей, которые есть одно из направлений формирования нового мышления, опасно и идеологам старого государства (а они никуда не делись, они все здесь, мы видим тех же людей!) и церкви, которая тоже носит тоталитарный характер.

Следует подчеркнуть, что любая конфессия носит тоталитарный характер и старается расширить пространство своего влияния любой ценой. Это надо знать и этому надо уметь противостоять. Мы знаем, что здесь есть конкретные работы и конкретные люди. Я назову, например, дьякона Кураева человека, который с такой же страстью проводил идеи марксизма-ленинизма, занимаясь на кафедре марксистско-ленинской философии, где был большим ортодоксом, как теперь это делает на почве церковной. Недавно целая группа представителей Подольского Культурного центра показала пре- красный пример единения и сотрудничества. В ответ на вышедшую в свое время в Киеве книгу Путь Ариев они издали брошюру По следам пути Ариев очень умную, научно обоснованную и аргументированную. Вот так нужно защищаться! В Пути Ариев подверглось нападкам и было осквернено великое имя Рерихов.

И не надо ждать, пока кто-то напишет или выступит вместо вас. Если не умеете писать, попробуйте организовать это, ведь существует много путей для утверждения истины. Если же мы будем молчать, то чего же мы стоим, не умея защитить своего дела. Работа по охранению Имени Рерихов тоже может служить очень крепкой платформой для сотрудничества.

Сейчас мы переживаем такое время, когда защита есть форма сотрудничества, защита тоже есть наша платформа. Если мы не будем защищаться сами, никто никогда за нас этого не сделает. И все это может привести к печальным итогам в рериховском движении. Два направления имеют совершенно конкретные задачи. Сотрудничество не может быть абстрактным, ибо это сотрудничество, а не со-мыслие или со-гласие. СО-ТРУДНИЧЕСТВО. Это самое трудное, через что проходит человек, достигая вершины.

И вторая проблема, на которой я хотела остановиться. Значительная часть рериховских обществ не отвечает требованиям, которые должны быть предъявлены к ним: значительная часть обществ не имеет представления о философских идеях Рерихов, о самих Рерихах, а если имеют, то крайне ис- каженные. Об этих искажениях ярко свидетельствуют некоторые примеры, связанные с МЦР. За время своего существования МЦР не раз постоянно подвергался нападкам со стороны других организаций и отдельных лиц. Некоторые считают, что причина всех трудностей внедрившиеся в МЦР темные люди. Другие полагают, что причина состоит в неумении МЦР работать. Но кто сказал, что самим Рерихам все удавалось? Кто сказал, что на них не клеветали? Кто сказал, что им не мешали? Все, что происходило с ними, было в сто раз сильнее, чем то, что происходит с МЦР. Мы идем уже по проторенному пути. Один процесс Хорша чего стоил, когда три любимых ученика Елены Ивановны и Николая Константиновича выступили против них в суде и развалили вновь созданный Музей! Разве по этому примеру можно говорить, что Рерихи не истинные последователи тех Учителей, которых мы чтим?!

Мифов очень много, и рериховским организациям нужно брать сейчас не количеством, а качеством. Любое движение, в том числе и культурное, должно брать качеством. Если есть рериховские организации, которые не могут работать, не осознают, что им делать зачем они? Эти организации только наносят вред, дискредитируя Рерихов теми оккультными маневрами и акробатическими этюдами, которые часто практикуют в них. Есть газеты, которые нельзя называть рериховскими, потому что в них всегда искаженная, извращенная информация. Очень важен вопрос об очищении. Конечно, должно быть самоочищение, самосовершенствование, потому что сейчас многие не понимают одного очиститься коллективно нельзя. Есть такие моменты в человеческой психике, в человеческом духе, которые человек должен решить сам.

Когда считается, что коллектив пошел сплоченными рядами к очищению, он, разумеется, никуда не дойдет. Так и рериховское движение: если мы начнем коллективно очищаться то рериховское движение может погибнуть как культурное движение. И здесь возникают проблемы достаточно жесткие и суровые. Вы помните, как Елена Ивановна была строга по отношению к людям, которые называли себя рериховцами, но не понимали, какой философии они следуют. Как резко тогда выступала добрая, мягкая, корректная Елена Ивановна. Мы находим это в ее письмах. Она была здесь бескомпромиссна. Если мы будем все время идти на духовные компромиссы, мы нанесем большой ущерб тому движению, которое было нами создано и которое, как говорится, иногда уходит в боковые пути.

Я не хочу сказать, что все рериховские общества никуда не годятся, есть нормальные культурные рериховские организации. Но есть и ополоумевшие, я другого слова не нахожу. Как правило, это люди крайне невежественные. Но ведь для того, чтобы принять Агни Йогу, нужен большой и сильный пласт собственной культуры. Только тогда будут понятны те этические моменты, о которых говорил Александр Арамович [Кочаров. Ред.], и говорил очень хорошо. А у нас даже в культуре поведения возникают сплошные проколы, не говоря уж об остальном.

Когда все сводится к одной философской системе, возникает то самое сектантство, в котором нас обвиняют. Живая Этика это результат развития мировой культуры, это результат развития многих слоев культуры, проходивших через века: и культуры восточной в первую очередь, и культуры западной. Там есть все, но для понимания и осмысления нужно иметь этот самый культурный запас. А у нас рериховцы читать не любят, они любят только слушать как птенчики раскрыли рты, им вложили иногда неизвестно что, они сглотнули и пошли... Нужна система самообразования. Это очень важно.

Мы говорим: Надо уметь распознать людей. Но как понять: кто плох, кто хорош. Не все над этим задумываются. У нас половина темных, половина светлых. Кто это решает никому не известно. С какой точки зрения распознавать людей? Какой существует критерий? В Евангелии у Христа приведена удивительная фраза. Он говорит: Я пришел в этот мир ради Отца Своего, и вы Меня не приняли, а придет другой ради себя, во имя свое, и вы его примете. В этой фразе компактно и точно определено, как подходить к человеку. Если во имя Отца своего, то есть во имя общего дела приходит человек и делает это дело, тогда это тот, с кем нам по пути. Когда же приходят во имя свое а в рериховском движении многие приходят во имя свое это видно сразу. Я думаю, от таких людей просто надо освобождаться. Когда они придут во имя Отца своего, тогда можно принимать опять.

Но все это не происходит в течение одной жизни. Путь совершенствования долгий путь. Пожалуй, это совершенствование единственный критерий в определении, чего ты стоишь на нашей грешной, трудной Земле, критерий определения твоей духовности, твоих подходов к духовности, твоего уровня развития и того расширенного сознания, которое несет нам Живая Этика. Если мы, предположим, возьмем современную традиционную науку, то там подход во имя свое просто процветает. Там нет никого выше себя самого. Тогда можно создавать и клонировать людей; можно вовсю пускать в ход генную инженерию, можно говорить о создании искусственных людей с искусственным же интеллектом и не мучаться с родом человеческим. Все это вещи недопустимые в эволюции.

Что касается проблемы самообразования, то она достаточно трудна. Но если мы возьмемся за нее сообща, наладим и здесь сотрудничество, не впадая в крайности, которые были свойственны людям тоталитарного мышления, то придем к тому, что нужно помогать людям в первую очередь повысить свой культурный уровень. Может быть, в рериховских организациях нужно сначала создать ячейки или кружки самообразования, культурного просвещения, а уже потом говорить об идеях Живой Этики

Всем известно, что в Индии существуют Ашрамы, и в Ашрам так просто человека не возьмут; он должен пройти предварительные ступени самосовершенствования. В Ашрам приходят только после того, как уровень духовного развития начинает соответствовать идеям, которые проповедует тот или иной Учитель. До этого лишь только подход к Ашраму. Все то, о чем я говорила, большая работа. Одной резолюцией или проектом это не поднять. Это процесс, процесс творческий, процесс трудный, без которого не может существовать настоящее рериховское движение. []

Защита есть форма сотрудничества.

Из выступления Л.В. Шапошниковой на собрании рериховских организаций. Москва, МЦР, 12 октября 1997 г.

 

 

Трудно жить реальностями. Для этого нужны самостоятельная работа духа, самостоятельный опыт, самостоятельная мысль. Легче жить фикциями, словами и покровами вещей. Огромная масса людей принимает на веру слова и категории, выработанные другими, вампирически живет чужим опытом. Никакой собственный реальный опыт уже не связывается со словами, которые, однако, определяют все оценки жизни. На этой почве вырабатывается политический формализм, не желающий знать реального содержания человеческой жизни. В общественной жизни все ведь в силе, в энергии духа, в характере людей и обществ, в их воле, в их творческой мысли, а не в отвлеченных принципах, формулах и словах, которым грош цена. Самое ведь важное и существенное люди, живые души, клетки общественной ткани, а не внешние формы, за которыми может быть скрыто какое угодно содержание или полное отсутствие всякого содержания. Демократическая республика, в которой все построено на прекрасных формулах и словах, может быть самым отчаянным рабством и насилием. Это давно уже обнаружено горьким опытом жизни европейского человечества, который должен был бы научить нас недоверию к чисто внешним формам и к прекрасной фразеологии равенства, братства и свободы. Столь же формальным, столь же номинальным может оказаться и любой социалистический строй. Вот почему необходимо устремить свою волю к существенной свободе, к перерождению клеток общества, к осуществлению ценностей более высокой жизни изнутри.

Николай Бердяев Судьба России. Опыты по психологии войны и национальности, с. 189190