Александр Владимиров

 

Международный Центр Рерихов и помощь государства

 

К дате 26 сентября 2015 года со стороны Министерства культуры был осуществлён целый веер всевозможных акций. Это и публикация статьи в Известиях, Коммерсанте и пр. СМИ, и открытие в Музее Востока 26 октября выставки, на которой экспонируются картины Рериха из Музея Рериха в Нью-Йорке. Всё это было приурочено к круглому столу в Общественной палате, проведённому 26 сентября. Согласно пресс-релизу на сайте Минкульта: Советник Министра культуры Российской Федерации Кирилл Рыбак предложил создать на базе Общественной палаты оргкомитет для работы по популяризации и сохранению наследия Рерихов. Такую инициативу он озвучил в ходе круглого стола Вопросы сохранения и актуализации в современных условиях наследия Рерихов в Общественной палате РФ 26 сентября. Мы предлагаем создать некий оргкомитет, в который вошли бы представители разных структур государственных, общественных, а также, возможно, частные лица, в том числе коллекционеры. И попросили бы Общественную палату, если она поддержит инициативу, чтобы были направлены предложения по кандидатурам, сказал Кирилл Рыбак

Знакомясь с интересными и полезными для пропаганды творчества Рериха планами Минкульта, мы обнаруживаем, что вся мощь Министерства для претворения в жизнь этих красивых идей опирается как и все прошедшие тридцать лет на ОТБИРАНИЕ УСАДЬБЫ ЛОПУХИНЫХ И ОТБИРАНИЕ РЕРИХОВСКОГО НАСЛЕДИЯ, находящихся у Международного Центра Рерихов. Иными словами, в городе Москве нет возможности для реализации почина Минкульта найти иного здания, нежели того, через которое всё мировое Рериховское движение через МЦР уже почти тридцать лет успешно осуществляет аналогичную деятельность.

Похоже на то, что с точки зрения Министерства культуры Рериховское наследие сводится к сугубо вещественным музейным предметам. А то, что огромное число последователей и продолжателей дела Рерихов существует в стране и в мире, и что это значительное число людей имеет центр в Москве, именно на базе той самой усадьбы Лопухиных, Минкульт не уважает и не считает, что у этого потока может быть собственная судьба, собственное становление и собственное развитие. Минкульт на корню разрушает центр общественного движения, имеющий разветвлённую сеть общественных организаций и групп по стране и по всему миру, стремясь многие годы отобрать усадьбу Лопухиных и принадлежащее МЦР наследие, и перевести всё это в формат государственной музейной деятельности. Делается это под известными предлогами заботы о сохранности национального наследия.

Не означает ли всё это, что при таком понимании своих задач, при таком узком понимании значения культуры и новых форм духовности, состав работников Министерства культуры оказывается либо незрелым в отношении культуры и уподабливается простому завхозу склада, не понимающему, что означают все эти культурные ценности и духовные устремления? Либо, что ещё хуже, вполне отдаёт себе отчёт о смысле рериховских идей, тесно связанных с картинами Рерихов, значение этих идей в продвижении России в Азию и на Восток, равно как выдвижение России на место флагмана планетарных изменений. И разрушая МЦР, стремясь отобрать и наследие, и помещения, тем самым Министерство культуры борется против конкретного духовного потока, против авангарда рериховских идей, против передовой идеологии Учения Живой Этики, тесно связанной с наследием Рерихов. Но противодействие исполнительного органа государства правомерной общественной и духовной деятельности является прямым нарушением Закона. И такая деятельность Минкульта против Рериховского движения фактически оказывается выступлением против России и мирового прогресса.

Рериховское наследие представляет из себя вполне определённое, целостное мировоззренческое устремление по построению Новой России и Нового Мира. А какое современное и перспективное, а главное, целостное мировоззренческое основание имеют и проводят работники Министерства культуры? Как известно, такового у данного корабля и его работников просто нет. Не от этого ли деятельность Министерства культуры со времён начала перестройки и до сих пор носит характер растерянности и даже потерянности? И характерным признаком такой растерянности является непонимание, что главная сила Министерства культуры не в наличии соответствующих государственных мускулов у министерства, а в сотрудничестве с передовыми культурными и духовными устремлениями общества. Разве не в этом нуждается Россия? Отчего же в таком случае Министерство культуры сражается тридцать лет с Рериховским движением?

В государственных музейных фондах достаточно картин Рерихов, чтобы начать осуществлять те красивые идеи в отношении Рерихов, которые Министерство культуры заявляет постоянно, но которые в широком, достойном Рерихов виде до сих пор не были государством осуществлены. То, что Министерство культуры не может профессионально решить заявленные красивые цели как раз свидетельствует его неспособность найти для этого необходимое помещение в Москве иным образом, нежели отбирая у МЦР усадьбу Лопухиных. Усадьбу, отреставрированную, фактически реанимированную Международным Центром на общественные средства и при значительной помощи общественности. И где МЦР два десятилетия осуществлял деятельность по пропаганде Наследия Рерихов на высочайшем культурном, и в том числе и высочайшем музейном и научном уровне. По объёму сделанного превышая всё вместе взятое, осуществлённое другими в отношении Рерихов в России и в мире.

Министерство культуры заявляет о начале в государстве нового подхода к популяризации наследия Рерихов. Это замечательно и может только приветствоваться. Но Министерство видит это государственное начало почему-то сугубо в разрушении успешно действующего общественного Международного Центра Рерихов. Разве с подобного начинают? В чём же такая крайняя необходимость? Неужели в обществе столь много устойчивых форм общественных инициатив, в частности столь много крупных общественных центров Рерихов в стране, или в той же Москве? Разве метод культуры, это уничтожать всё прежнее, а не продолжать и не совершенствовать достигнутое?

Деятельность Международного Центра Рерихов, базирующегося в усадьбе Лопухиных в Москве, не ограничивается экспозиционными залами в усадьбе. МЦР является источником и образцом, в ряде случаев непосредственным инициатором аналогичных общественных инициатив по популяризации творчества и идей Рерихов по всей России, по странам бывшего СССР, а также в других странах мира. В дальнем и ближнем зарубежье такая деятельность Международного Центра Рерихов широко опирается на наших соотечественников, а также на русскоязычную зарубежную общественность. Это искренняя поддержка соотечественников и друзей России, столь необходимая в настоящее время нашей стране. Неужели Министерство культуры это хочет нарушить, или самонадеянно верит, что чиновники из кабинетов могут общественную инициативу реально стимулировать и питать? Разве мировой опыт и опыт в нашей стране не убеждает об обратном?

В современных условиях многие подобные общественные выставки творчества Рерихов в России и в странах бывшего СССР не могут осуществиться без деятельной поддержки и доброжелательства со стороны местных органов власти. В израненном теле нашей страны, когда наука, образование и культура до недавнего времени финансировались по остаточному принципу и местами были брошены на произвол судьбы, претворение идей Рериха о торжестве гуманизма, мира, красоты, культуры, взаимопонимания между народами, культурами и религиями это очень тонкий и непростой процесс. Этот процесс выведения культуры с места падчерицы на роль главного фактора становления великой страны, возвращения народу величия её нравственного и духовного идеала как нигде требует сотрудничества общества и государства. В нашей стране и в мире под началом МЦР или при сотрудничестве с МЦР развивается и укрепляется целая сеть таких ячеек продвижения идей и творчества Рериха, провозглашающих идеи мира, сотрудничества и культуры. Каким же образом наше Министерство культуры покушается на средоточие этого процесса Международный Центр Рерихов?

Почему бы Министерству культуры, участникам круглого стола в Общественной палате не выступить с коллективным обращением к Руководству страны и к руководству города Москвы, чтобы для реализации выдвинутых Минкультом новых идей в отношении популяризации Наследия Рерихов, в целях консолидации рериховского Наследия, находящегося сегодня в государственных музеях, в Москве было бы выделено иное достойное здание, но не усадьбу Лопухиных, где располагается МЦР? Почему нужно работу по Рериховскому наследию, осуществляемую в уважаемых государственных музеях, противопоставлять аналогичной работе, осуществляемой в точно таком же уважаемом общественном Музее Рериха в МЦР? Откуда эта война государства с общественным движением, с её головным центром? Почему не сотрудничество?

Культура является той сердцевиной, той серединой, на которой сходятся всевозможные жизненные потоки, в том числе и потоки государственного управления и гражданской, общественной инициативы. Министерство культуры, как никакой иной орган исполнительной власти, должно по существу иметь обширнейшее представительство и участие в его работе общественности. Николай Рерих именно был тем первым человеком в истории, который на мировом уровне выдвинул идею Всемирной Лиги Культуры, выдвинул идею принципа культуры как главного регулятора общественной и межгосударственной жизни на планете. Организация объединённых наций в своей деятельности должна была бы в идеале опираться на принципы мировой культуры, а не быть простым продолжением политического и хозяйственного механизма государств.

Иными словами, Министерство культуры Российской федерации, объявляя о повышенном внимании к культурному и философскому наследию Рериха, должно внимательнее разобраться с сутью идей Рериха о месте и значении культуры в построении Нового Мира. И не разрушать, а помогать Международному Центру Рерихов, который до сих пор и был главным проводником и распространителем в мире идей, завещанных Рерихом России и миру. Помощь и сотрудничество вот генеральная линия, которой должны придерживаться все искренние сторонники подлинной культуры.

27 сентября 2015

Источник