http://www.icr.su/rus/protection/pretenders/Jitkova.php

 

Т.В.Житкова,
вице-президент Международной ассоциации писателей и публицистов,
член Союза писателей России
(Рига)


 

ДОБЫЧА КАЗАЛАСЬ ЛЕГКОЙ
Кому выгодно разрушать общественный Музей имени Н.К.Рериха?

Почти невозможно для Меня заставить вас ощутить и осознать
невероятный кризис, нависший над делами людей и наций, а также
то, сколь важны ваши мысли и действия как сейчас, так и в недалеком
будущем
. В некоторых случаях такие мысли и действия можно
уподобить тому последнему импульсу или событию, что требуется
для того, чтобы вызвать большое бедствие: эволюционное состояние
некоторых из вас таково, что вы можете даже бессознательно
оказывать огромное влияние. Ваша мысль, слово или действие могут
вызвать необходимую стихийную силу, посредством которой, найдя
канал, или проводник, в каком-либо влиятельном воплощенном лице,
будет обеспечена и укреплена связь, а уже совершенные необходимые
приготовления воспламенят похоронный факел, и тогда вспыхнет
пожар, последствия которого не знает ни один человек.
Учение Храма

 

Как же медленно человеческое сознание усваивает такое наиважнейшее понятие, как ответственность. Сколько еще должно произойти несчастий и крушений, чтобы оно было усвоено и применено Даже те, кто знает об ответственности космической, с легкостью пренебрегают ею. И чем больше любопытства, чем больше алчности, тем мера ответственности ниже.

За четверть века, прошедшую с момента передачи С.Н.Рерихом второй части наследия его родителей, Е.И. и Н.К. Рерихов, Международному Центру Рерихов (МЦР), мало что изменилось в сознании определенной части любителей творчества Рерихов [1]. Не помогли ни многочисленные публикации наследия Рерихов, ни идеи, заложенные в Живой Этике, ни семинары и конференции, ни какие-либо другие возможности соприкосновения с этими идеями.

С самого начала, с момента, предшествовавшего образованию Советского Фонда Рерихов (СФР), создававшегося по инициативе С.Н.Рериха для организации общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха и координации деятельности рериховских обществ в СССР и за рубежом, развернулась нешуточная борьба вокруг самого С.Н.Рериха, вокруг культурно-философского наследия его родителей, которое он намеревался передать именно общественной организации, вокруг имени Л.В.Шапошниковой, которую он хотел видеть на посту директора общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха. И именно тогда, в самом начале пути, стало очевидным недоверие среди определенных лиц к Святославу Николаевичу Рериху, к его решениям, его видению того, как и где должно храниться наследие его родителей, кто должен нести бремя ответственности за сохранение наследия и его развитие. Слухи и подозрения, в конце концов, вылились в целый ряд действий, как против Л.В.Шапошниковой, так и против Международного Центра Рерихов, в который был преобразован СФР в 1991 году по инициативе С.Н.Рериха в связи с распадом Советского Союза на независимые государства. Дошли до того, что поставили под сомнение документы, подписанные самим Святославом Николаевичем Рерихом. Немалую лепту в этот неприятный процесс внес директор Музея Н.Рериха в Нью-Йорке Д.Энтин.

К счастью, в 2013-м году, в дополнение к девяти томам писем Е.И.Рерих и двухтомникам писем её сыновей, Юрия Николаевича и Святослава Николаевича, МЦР опубликовал два первых тома переписки С.Н.Рериха и К.Кэмпбелл. После этой публикации стало еще более очевидно коварство и корысть Хоршей, их преступная деятельность против Рерихов и против тех сотрудников североамериканских рериховских учреждений, которые оставались верными Рерихам. Но сколько за прошедшие десятилетия было распространено в рериховском движении ядовитой лжи и столь же ядовитой психической заразы так называемыми последователями, начиная с директора Музея Н.Рериха в Нью-Йорке Д.Энтина и заканчивая теми, кто наивно поверил злонамеренной лжи о настоящей истории Рерихов и бедном Хорше, которому Рерихи якобы остались должны! Эти пересуды отравили не одно поколение людей, которые могли бы стать настоящими последователями Рерихов. Но не стали. И вот теперь отравленное сознание дает новые всходы.

Совершенно очевидно, что ни те, кто стоял у истоков противостояния с МЦР, ни те, кто сегодня с пеной у рта требует национализации наследия Рерихов, хранящегося в общественном музее МЦР, не отдают себе отчета в том, против кого и против чего, собственно, они все так отчаянно борются и какую ответственность понесут за мысли и действия, способствующие тому, о чем сказано в эпиграфе к этой статье.

Не секрет, что главным объектом вожделения противников МЦР и его Музея является хранящийся там богатейший архив Е.И. и Н.К.Рерихов и, особенно, оригиналы сокровенных дневников Елены Ивановны Рерих, что явилось одним из факторов для новой войны, подло развязанной псевдорериховцами против общественного Музея имени Н.К.Рериха в один из самых тяжелейших моментов его существования. Следует отметить, что даже те общества в рериховском пространстве, которые не особенно любили МЦР, подписали обращение к президенту Российской Федерации в его защиту. Но самая оголтелая, самая радикальная часть движения успокоиться никак не может.

Страсти разгорелись под стать майдану украинскому (они практически совпадали по времени): захватить, передать, судить, уничтожить. Майдан этот бушевал в интернете, на виртуальной конференции Судьба идей и наследия Рерихов. Мало кому известные люди решили, что они имеют право решать судьбу уникального наследия Рерихов.

Видимо тем, кто пытается влиять на решения в отношении наследия Рерихов, принадлежащего МЦР, нужно создать видимость общественного мнения. Вкупе с требованием о национализации этого наследия, почти в ультимативной форме высказанном известным противником МЦР В.Августатом в письме к президенту России, поддержка народного вече им крайне необходима. И подготовленный в нужном направлении народ не безмолвствует.

Вот, например, что пишет в своем докладе на упомянутой интернет-конференции некто В.Н.Бендюрин: Оптимальным решением видится открытие доступа в архив МЦР и публикация архива в кратчайшие сроки (!). Он уточняет, что интернет-публикация много денег не потребует, т.е. финансирования у этих претендентов на наследие Рерихов нет. Далее следует угроза: Либо МЦР сделает это добровольно и быстро, либо по объективному закону природы будут задействованы принудительные меры, причем для простоты решения вопросов предпочтительно не частичное отчуждение имущества, а полная ликвидация организации. Как вам это нравится? И кто такой Бендюрин, чтобы требовать у общественной организации, для которой он ничего не сделал, открыть архив, а тем более эту организацию ликвидировать? Но тем не менее, эти совершенно бредовые идеи легли в основу резолюции вышеупомянутой интернет-конференции.

Никого из её участников не заботит, что сама Елена Ивановна Рерих не разрешала читать определенную часть её бесед с Учителем даже тем сотрудникам рериховских учреждений, у которых копии этих записей находились на хранении. Никто не принимает во внимание тот факт, что Живая Этика формировалась Еленой Ивановной в сотрудничестве с Учителями, и именно они устанавливают сроки публикации той или иной части Учения. Приходится писать об этом прямо, ибо основополагающее понятие Иерархии каким-то странным образом проходит мимо сознания воинствующих противников МЦР. Трудно усомниться в том, что если бы существовали хоть какие-то нравственные нарушения в оформлении юридической составляющей передачи наследия Рерихов, никогда МЦР и его общественный Музей не достигли бы того высокого уровня, которого достигли к моменту прекращения финансирования со стороны главного мецената, Б.И.Булочника, произошедшего по объективным причинам, помимо его воли. Ибо энергетический, эволюционный импульс не может действовать в отравленной обманом и подлогами среде. Водители человечества не могут сотрудничать с безнравственными руководителями, ибо Свет никогда не сотрудничает с тьмою.

Тот же Бендюрин признается в отсутствии связи с Высшим. Но тогда, кто вас ведет, господа? Есть только два пути: вверх за Иерархией Света или вниз, в бездну, за иерархией тьмы. Но что же делать с сознанием, которое полагает, что Иерархия не едина: Нужно сознавать, пишет Бендюрин, что светлая Иерархия уже есть, и строить другую, с другими принципами, дело темное. Пусть нет сейчас контакта с Иерархией, но есть многочисленные инструкции, которые надо выполнять. Иерархия начало координирующее, но единственно законная, по высшему счету, только Иерархия знания. Получается, что есть две высшие Иерархии: одна координирующая, но лишенная знания, а вторая, единственно законная, знанием обладающая.

Странно, что не приходит в голову этим борцам за наследие Рерихов простая мысль о том, что присутствие Высшего Водительства очевидно там, где мощное развитие, где масштаб действий, где магнетизм и широкое культурное строительство. Они что-то там только планируют предпринимать, а в Москве уже почти 25 лет функционирует уникальный общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов. Они только хотят устанавливать связи с научной и культурной общественностью, а МЦР уже давно сотрудничает с крупными научными и культурными организациями и отдельными деятелями по всему миру. Они только еще декларируют создание рериховского движения, а его основы заложил еще Ю.Н.Рерих, после возвращения в 1957 году (!) из Индии в СССР. Вокруг МЦР это движение давно сформировано, договоры, которые участники интернет-конференции только-только предлагают осуществить, уже давно подписаны, Международный Совет рериховских организаций тоже давно существует.

Вот эти, мало кому известные и некомпетентные люди, большей частью несомненные марионетки в руках более опытных соратников, выдали на гора резолюцию, в которой фактически поддержали требование известного ненавистника МЦР В.Августата о национализации наследия Рерихов, по закону принадлежащего Международному Центру Рерихов.

Всем им, вместе взятым, абсолютно не приходит в голову посмотреть реальности в глаза и понять, что вся их борьба есть борьба против дела Рерихов, против их духовного Учителя. Это совершенно очевидно. Совершенно очевидно и то, что устранение главного мецената, двадцать лет помогавшего МЦР и его общественному Музею имени Н.К.Рериха, лежит в немалой степени на совести части рериховцев, еще в 2005-м году поднявших волну вокруг имени Б.И.Булочника, боровшихся с ним, клеветавших на него. Уже в первых статьях, направленных против председателя правления Мастер-Банка, прозвучали обвинения в отмывании денег, терроризме и прочих вещах, которые взяли на вооружение структуры (возможно, сами эти обвинения и заказавшие), в конце концов расправившиеся с Б.И.Булочником. Вина этих так называемых последователей Рерихов в разрушении Дела Рерихов неоспорима и придет час, здесь или Там, когда им придется за все ответить.

Все рассуждения о нечистых деньгах не стоят и ломаного гроша, хотя бы потому, что и государственные музеи финансируются тоже через банки. Почему бы радетелям за чистоту финансирования и национализации наследия Рерихов не протестовать и против руководства государственных банков или банков с частью государственного участия? Почему бы им, наконец, не вспомнить о том, что С.Н.Рерих писал о привлечении деловых кругов к финансированию деятельности Центра-Музея? Достаточно перечитать его открытое письмо Медлить нельзя! [2]. Возможно ли ради собственной корысти, ради всеядности и любопытства губить то, что выстраивалось тысячелетиями, то, ради чего Рерихи претерпели столько трудностей, ради чего они жили и бесстрашно, в полном доверии к Высшему, действовали?

Теперь об основных пунктах резолюции интернет-конференции Судьба идей и наследия Рерихов, обладающих безусловно всеми признаками злостной клеветы и бездоказательных обвинений. Резолюция эта, насколько известно, была принята посредством подавления мнений инакомыслящих, что в условиях интернет-форума сделать весьма просто.

Обвинения в адрес МЦР, имеющие место в резолюции, настолько голословны, насколько и оскорбительны. Часть наследия Рерихов, пишут они, оказалась отчужденной в собственность ограниченного круга лиц, манипулирующих сознанием любителей творчества Рерихов и прикрывающих свои корыстные интересы формальной вывеской общественной организации Международный Центр Рерихов, что отчуждение это состоялось путем подлога и противоправных действий, что МЦР создал коррупционную сеть во властных структурах, а также подкупал суды, что он хочет осуществить рейдерский захват картин из Государственный музей Востока (ГМВ), которые С.Н.Рерих в своем Завещании предназначал, кстати, для МЦР. Можно ли захватить то, что тебе принадлежит? Они бросаются абсолютно надуманными обвинениями, ни мало не заботясь о необходимости доказательной базы.

Но ведь хорошо известно, что у этих лиц и их вдохновителей нет ни одного доказательства всех тех ужасных преступлений, о которых упоминается в резолюции, ни одного документа, указывающего на право какого-либо другого лица или организации владеть наследием Рерихов, хранящимся в общественном музее МЦР. Это известный факт и не зря Хамовнический суд 24.11.2011 вынес окончательное решение о признании прав МЦР на наследие Рерихов, переданное С.Н.Рерихом.

Наследие хранит не ограниченный круг лиц, а сотрудники МЦР, которые за двадцать пять лет приобрели и профессионализм, и квалификацию, и которым доверяет рериховское сообщество, причастное и к созданию Музея, и к его финансированию, и к любой другой поддержке в осуществлении его деятельности и намеченных программ.

Многие никак не могут понять, что общественный способ хранения не есть доступ всех ко всему. Любая организация должна иметь свое иерархическое начало, свою систему управления, будь то государство, фирма, музей или семья. Это космический закон, при нарушении которого наступает анархия. А ведь именно к этой анархии и призывают участники интернет-конференции.

Обвинения в сектантстве и культе личности Л.В.Шапошниковой не новы. Обвинителям стоит напомнить, что в сектантстве обвиняют всех: и любителей, и профессионалов, всех, имеющих отношение к Рерихам и их идеям. Что же касается культа личности, то в понимании советской номенклатуры, которая об этом в свое время заявила, этим культом считалось незаслуженное почитание главы партии и государства, вызванное либо страхом, либо корыстью, либо какими бы то ни было другими причинами. Это не имеет ничего общего с признанием личных заслуг Л.В.Шапошниковой и в деле строительства и сохранения крупного общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве, и в деле осмысления и развития глубочайших идей Живой Этики, и в деле сохранения культурного наследия, важного как для России, так и для всего мира.

Возвращаясь к теме архивов, хочется сказать, что Отдел рукописей МЦР имеет полное право ограничивать доступ к тем документам, к которым считает нужным, в полном соответствии с распоряжениями и Е.И.Рерих, и С.Н.Рериха. Точно так же действуют государственные и любые другие архивы. И никому не приходит в голову требовать немедленного рассекречивания определенной части материалов или облегчать доступ к тем предметам хранения, к которым он строго ограничен.

Можно было бы как-то понять приверженцев государственной собственности, если бы общественный Музей имени Н.К.Рериха в Москве был неопрятен, грязен и неухожен, не был бы окружен заботой. Если б исчезали картины и экспонаты, если б архив хранился в небрежении, в какой-нибудь кладовой или на полу. Но ничего подобного в Музее нет. Это может подтвердить любой, кто там бывает, и даже некоторые участники интернет-конференции признали, что Наследие хранится достойно.

С какой бы стороны и с какого бы периода мы не начинали изучать историю МЦР и его Музея, мы непременно наткнемся на Государственный музей Востока. Именно оттуда тянутся нити ко всему сообществу любителей, злопыхающему и воинствующему, но ни коим образом не участвующему в деятельности МЦР и не помогающему его общественному Музею ни словом, ни делом. В июне 2013 года именно ГМВ при активной поддержке Минкультуры оспаривал решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 24.11.2011, тем самым добиваясь нарушения воли С.Н.Рериха, завещавшего наследие своих родителей МЦР. Именно ГМВ, ни мало не смущаясь, вводит мировую общественность в заблуждение.

В.А.Росов, возглавляющий отдел Наследие Рерихов в ГМВ, также имеет немалые виды на архив Рерихов из Отдела рукописей МЦР. Стоит ли удивляться тому, что на официальном сайте ГМВ размещена беззастенчивая и вполне сознательная ложь, искажающая всю историю МЦР. Это как раз в духе господина Росова, который умудрился так извратить и очернить образ Н.К.Рериха, что из апостола Культуры, как называли его при жизни, великий художник, мыслитель, культурный водитель мирового масштаба превратился в геополитика, не брезгующего ничем ради достижения своей цели. Вместо беспристрастного изучения, В.А.Росов подогнал архивные документы под свою, заранее выработанную концепцию, в которой Рерих перестал быть Рерихом, личностью высокодуховной, высокоэтичной, духом кристальной чистоты, как писала о нем Е.И.Рерих.

Итак, ГМВ утверждает, что С.Н.Рерих до своего ухода не успел юридически распорядиться по поводу всех необходимых дел. В частности, остался открытым вопрос о дальнейшей судьбе как собрания, хранившегося в ГМВ, так и коллекций, переданных С.Н.Рерихом на временное хранение в Советский фонд Рерихов [3]. Стоит ли удивляться лжи, повсеместно распространенной и возведенной уже в ранг нормы современным человечеством, если люди, знакомые с Живой Этикой, пренебрегают всеми нормами этики обычной? И тем самым бросают тень как на самих Рерихов, так и на последователей их идей.

В ГМВ хорошо известно, что С.Н.Рерих составил и подписал документ Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве, в котором вполне ясно и четко указано, что все части имущества, перечисленные в Приложениях, останутся у Советского Фонда Рерихов и после моей жизни будут принадлежать исключительно Советскому Фонду Рерихов [4]. Кроме того, двумя годами позже, С.Н.Рерих подписывает другой документ, в котором подтверждает факт правопреемства Международного Центра Рерихов от Советского Фонда Рерихов.

Сейчас, когда С.Н.Рериха нет с нами, не трудно обмануть новичков и довести общественность до определенной степени замешательства. Но истина состоит в том, что документ Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве был признан Завещанием С.Н.Рериха, а второй упомянутый документ дополнением к нему. Кстати, не только в России, но и в Индии. Хочу напомнить, что С.Н.Рерих был до последних дней своей жизни Почетным президентом МЦР. И если он не доверил наследие ГМВ, то значит имел на это весьма веские основания.

Далее. ГМВ утверждает, что последним распорядителем имущества С.Н.Рериха была его вдова и единственный наследник Девика Рани Рерих [5]. Абсолютная ложь. Глубоко уважаемая нами Дэвика Рани Рерих по индийским законам не могла быть введена в права наследства родителей С.Н.Рериха и потому не могла им распоряжаться. После ухода из жизни С.Н.Рериха, ГМВ, путем интриг, присваивает себе его коллекцию из 288 полотен и переводит её на постоянное хранение, вместо того, чтобы передать, согласно Завещанию, Международному Центру Рерихов.

Не для того ли инициирует ГМВ всевозможные процессы против МЦР, чтобы прикрыть и это беззаконие и то, о чем уже не раз писали, пропажу картин из коллекции С.Н.Рериха? Не для того ли подталкивает простодушных и невежественных людей бороться против МЦР под знаменем некогда ловко сочиненной лжи, чтобы вбить в их сознание только одно: необходимо требовать передачи наследия Рерихов в государственную собственность, а значит, в ГМВ, а значит, Росову и его приближенным?

Беззастенчивая ложь всегда поражает. Но то, что делают чиновники из Музея Востока приводит в полное недоумение. Оказывается, комплекс зданий Усадьбы Лопухиных был незаконно явочным порядком захвачен общественной организацией Международный центр Рерихов1 [6]. И это говорится об Усадьбе, переданной Международному Центру Рерихов в аренду (на что имеются все документы), воссозданной им из руин и отреставрированной без привлечения государственных средств. МЦР оплачивает все расходы на содержание, ремонт и строительство, располагается в Усадьбе на законных основаниях. Кстати, руководство ГМВ не спешит написать на своем сайте правду о том, что незаконное постановление правительства Черномырдина № 1121 о создании в Усадьбе Лопухиных Государственного музея Рериха на базе общественного музея МЦР в качестве филиала ГМВ давно отменено.

Когда лгут политики, это неприятно, зачастую противно, но ложь считающих себя деятелями культуры просто неприемлема. Такие деятели разрушают саму сердцевину страны, её духовное ядро. Чему такие деятели могут научить народ? Как ловчее лгать, чтобы приобрести то, что не досталось по закону? Что не существует никаких моральных и нравственных ограничений? Что цель оправдывает средства? Тогда при чем здесь Рерихи с их высоконравственными идеями, которые в ГМВ никак не возьмут в толк? Зачем было в ГМВ создавать научный отдел по изучению наследия Рерихов, если его руководитель не понимает самой сущности их идей, без чего невозможно оценивать и изучать творчество и деятельность Рерихов?

Я, например, никогда не слышала, чтобы у В.А.Росова кто-то потребовал выложить в интернет весь его немалый архив. А, собственно, почему? Почему Мемориальный кабинет Н.К.Рериха в ГМВ не выкладывает свой архив? Что за секретность? Или игра идет только в одни ворота? Требовать можно только у МЦР?

Мы как-то все привыкли быть в состоянии обороны, а пора уже поставить все точки над i. Конституция РФ признает все формы собственности. МЦР имеет всю необходимую документацию, подтверждающую права собственности на наследие Рерихов, переданное С.Н.Рерихом. Согласно Закону РФ об общественных объединениях, государство обязано помочь МЦР в тяжелейшей ситуации, возникшей после утраты главного мецената. Министерство культуры обязано услышать голос российской и международной общественности, выступившей в защиту общественного Музея имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов в Москве и изменить собственническую позицию, состоящую в том, что наследие Рерихов может храниться только в государственном музее. Состояние российских государственных музеев всем слишком хорошо известно.

Хочется еще раз напомнить, что С.Н.Рерих возражал против подчинения Центра-Музея Министерству культуры или ГМВ. Святая обязанность государства следить за тем, чтобы воля человека, передавшего огромное и бесценное по своей сути наследие Рерихов в Россию, выполнялась безусловно и в полном объеме.

Следует пояснить тем, кто еще не понял. Частная собственность это собственность, которой владеет один человек. Вторая часть наследия Рерихов, переданная С.Н.Рерихом, находится в общественной собственности, т.е. в собственности той части общественности, которая взяла на себя ответственность за его сохранение, изучение и развитие. Поэтому никто из тех, кто все эти годы всячески противодействовал МЦР, распространял клеветнические измышления в адрес руководства и главного мецената, кто пренебрегал волей С.Н.Рериха и подрывал его авторитет, никто из них не может быть причастен к этой собственности.

Да, наследие Рерихов национальное достояние России. Но это будет понято не скоро. Может быть, столетия пройдут, прежде чем идеи Рерихов будут приняты большей частью народа. И потому сейчас очень важно, чтобы оно хранилось в крепких и надежных руках, чтобы было защищено от профанации, от тех, кто хочет сделать себе на нем имя, ни мало не заботясь о величии имени Рерихов. Оно должно храниться под неусыпным общественным контролем, как это и происходит почти четверть века в общественном Музее имени Н.К.Рериха в Москве.

Хочу опровергнуть все измышления относительно того, что всем управляет кучка лиц. Основные направления деятельности МЦР утверждаются на отчетно-выборных конференциях, на которые съезжаются делегаты от различных рериховских обществ. Не бывает безучастного и равнодушного обсуждения. Это нужно знать.

Россия выбрала правовой путь в политике, но в пространстве культуры это будет еще важнее. Не борьба за обладание коллекциями, а единение вокруг главной цели повышении культурного уровня. Не толкание локтями, а общее устремление к Прекрасному, к строительству лучшей жизни, к чему и призывал С.Н.Рерих. Не перетягивание в государственную собственность всего подряд, а признание права общественных организаций и частных лиц хранить то, что им дорого, то, что они готовы сберечь для будущих поколений.

Государство не должно делить общество на своих и чужих в одной стране все свои. Оно должно помогать культуре, бережно относиться к этой тонко организованной материи, которую очень легко разорвать, но трудно восстановить.

Общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов в Москве будет существовать, ибо доказал свою эффективность, получил международное признание, сохранил и приумножил наследие Рерихов, созданное и собранное трудами Рерихов для величия России. Ему сейчас нужна срочная помощь: законодательная, финансовая, моральная.

А тем, кто этого не понимает, кто старательно продолжает противодействовать, необходимо осознать следующее: только предатели вонзают нож в спину, только они способны столкнуть в пропасть на самом опасном участке пути, только они открывают врагу врата крепости, только они наслаждаются обладанием ничтожными тридцатью серебряниками. Но конец их всегда бывает концом Иуды. Рано или поздно.

 

Март 2014 года

 

Примечания

1. Из резолюции интернет-конференции Судьба идей и наследия Рерихов.

2. Газета Советская культура от 29 июля 1989 года.

3. Наследие Рерихов [Электронный ресурс] // Государственный музей Востока: официальный сайт. Режим доступа: http://www.orientmuseum.ru/art/roerich/ (дата обращения: 20.03.2014)

4. Документ был подписан С.Н.Рерихом 19.03.1990 в Бангалоре (Индия) и нотариально заверен.

5. Наследие Рерихов [Электронный ресурс] // Государственный музей Востока: официальный сайт. Режим доступа: http://www.orientmuseum.ru/art/roerich/ (дата обращения: 20.03.2014)

6. Там же.

1# Пунктуация сохранена.